05fa1182     

Михалков Сергей Владимирович - Суеверный Трусохвостик



Сергей Владимирович Михалков
Суеверный Трусохвостик
Повесть-сказка
Заяц, по прозвищу Трусохвостик, был, как вы, очевидно, догадались, не
из храброго десятка. Наоборот, это был самый трусливый и суеверный зайчишка
из всех известных нам зайцев. Он верил во всякие глупые приметы, и всегда
ему казалось, что с ним что-то должно случиться и он непременно попадет в
какую-нибудь беду.
Так оно и случилось.
Самолет, на котором Трусохвостик должен был лететь, вылетал в
понедельник, тринадцатого числа. Ни один из суеверных зайцев не рискнул бы
подняться в воздух в понедельник, да еще тринадцатого числа! Ведь не зря
понедельник считается тяжелым днем, а тринадцатое число - числом роковым. Но
делать было нечего: билет на самолет взят и отложить полет по многим
причинам невозможно.
Трусохвостик машинально взглянул на номер билета: 2353.
Он сложил в уме цифры: два плюс три, плюс пять, плюс еще три...
Получалось - тринадцать! Ощущая легкую дрожь в коленках и хвостике, он
сложил цифры в обратном порядке: три плюс пять, плюс три, плюс два...
Получилось то же самое! Кругом тринадцать.
А когда на аэродроме по радио объявили посадку на самолет № 13-13,
отлетающий тринадцатым рейсом, бедный Трусохвостик совсем упал духом.
Заняв в самолете свое место, Трусохвостик огляделся. Далеко не все
кресла были заняты пассажирами.
Первые места занимали Козел и Коза. На вид им обоим можно было дать
больше ста лет. У Козла был очень ученый вид, и, судя по его белой бородке,
можно было предположить, что он по крайней мере капустный профессор.
Справа, возле окна, сидела Кенгуру. Из сумки на ее животе выглядывал
маленький Кенгуренок, очень похожий на мать.
Позади Кенгуру расположилась толстая Хавронья. Хрюшка едва помещалась в
своем кресле. Не успев сесть, она раскрыла голубой мешок на "молнии" и
начала с аппетитом чавкать, поглощая взятые в дорогу продукты.
Наискосок от Хрюшки сидел Мопс. Он был из породы собак, отличающихся
самонадеянным видом. Трудно было определить его возраст. Глаза у него
слезились, однако он был еще достаточно молод для того, чтобы принимать
участие в собачьих выставках. Трусохвостик, сидевший недалеко от него,
обратил внимание на несколько серебряных медалей, звеневших на ошейнике
тупоносого пассажира. Откинувшись на спинку кресла, Мопс читал "Ветеринарную
газету".
Дальше сидели Кот и Кошка. Усатый Кот с первого взгляда не понравился
Трусохвостику. Во-первых, он был черным, а черные коты, как известно,
приносят несчастье. Во-вторых, он не умел себя вести. Он бесцеремонно громко
мурлыкал и мяукал, обращаясь к своей спутнице, которая, в отличие от него,
была рыженькой и производила впечатление вполне воспитанной Кошечки. Однако
мурлыканье и мяуканье соседа, по-видимому, доставляли ей удовольствие. Она
томно щурилась в его сторону и нежно мурлыкала что-то в ответ. Что именно,
Трусохвостик так и не успел расслышать из-за шума двух заведенных моторов.
Пассажирский самолет № 13-13 медленно выруливал на стартовую дорожку, с
которой он должен был подняться в свой тринадцатый рейс. Наконец он вырулил,
круто развернулся на месте и, как бы собираясь с духом, на мгновение замер.
Затем один за другим взревели оба мотора, машина рванулась вперед и
помчалась по летному полю. Еще одно мгновение - и она уже повисла в воздухе,
оставив далеко внизу под своими крыльями быстро уменьшающиеся постройки
аэродрома.
Трусохвостик сидел ни жив ни мертв. Он вообще первый раз в своей жизни
летел в самолете. Только крайняя необ



Назад