05fa1182     

Михановский Владимир - 'анитра' Распределяет Лавры



Владимир Наумович Михановский
"АНИТРА" РАСПРЕДЕЛЯЕТ ЛАВРЫ
После того как термоионная, с блуждающей запятой, "Анит-
ра", проанализировав "Кориолана" и "Двенадцатую ночь", окон-
чательно установила авторство Шекспира, до этого многократно
оспаривавшееся, репутация ее поднялась на недосягаемую высо-
ту. Для "Анитры" не составило труда определить среднюю длину
слов и строк "Илиады" и "Одиссеи", и из полученных цифр сле-
довало как дважды два, что написал эти поэмы не коллектив
авторов, как предполагали иные ученые, а один-единственный
человек - Гомер.
Об "Анитре" разговор впереди. Что же касается ее облада-
теля, о нем можно сказать немного. Абор Исав представлял со-
бой широколицего мужчину неопределенного возраста. Бог весть
почему он мнил себя поэтом, мало того - поэтом великим.
Правда, не признанным еще в таком качестве, но какое это
имеет значение? Толпа признает гения не сразу, что видно на
примере тех же Шекспира и Гомера.
Правда, в течение долгих веков признание гения происходи-
ло, так сказать, кустарно: в оценке великих произведений
господствовала вкусовщина. "Мне нравится" или "мне не нра-
вится" - дальше этого дело не шло. Нравится большинству - и
автор становился признанным. Не нравится - и его забрасывали
гнилыми персиками, или апельсинами, или тухлыми помидорами,
в зависимости от географической широты и климата той мест-
ности, в которой происходило действие.
Однако Абору ли не знать, что человек - не более чем че-
ловек и ему - увы! - свойственно ошибаться. Разве мало исто-
рия являет примеров того, как незаслуженно поднимались на
щит произведения явно бездарные, в то время как заслуженные
поэмы надолго, если не навсегда, погружались в ил забвения.
Разве сам он, Абор Исав, не является иллюстрацией к этой
справедливой, хотя и горькой, мысли?
Наконец-то наступил вожделенный миг, которого Абор ждал
столько лет. Закончена поэма, которая должна поставить его в
один ряд с лучшими творцами современности. Хотя какие же
сейчас писатели? Так, бумагомараки...
Нет, он должен стать вровень с величайшими писателями ве-
ка. А может, не только века, а всех времен?..
Абор придирчивым взглядом пробежал последнее четверости-
шие. Нет, что ни говори - это здорово. Какие звонкие созву-
чия! Таким рифмам позавидовал бы и Гомер. (Между нами гово-
ря, старик и вовсе не смыслил в рифмовке. И вообще стоило бы
разобраться: за что он увенчан лаврами?..)
Абор повернул валик, вынул из машинки лист и залюбовался.
Сколько информации несут эти строки! Таких сведений не вычи-
таешь и в энциклопедии. Здесь найдешь все - от средней тем-
пературы копакабанского пляжа в прошлом году до детального
описания испытательных стрельбищ.
Правда, поэма несколько разбухла, и она стала похожей на
гроссбух, но такой ли уж это недостаток? Многие классические
вещи отнюдь не назовешь тощими.
И вот поэма закончена. Как пронзить взглядом пласты вре-
мени и узнать, получит ли поэма мировое признание?
Абору до смерти хотелось сейчас же, немедленно прочесть
кому-нибудь свое творение и услышать отзыв, неважно какой.
Шутка ли - только что завершен труд всей жизни!
Абор встал из-за стола и прошелся на руках. Он любил та-
кой способ передвижения, когда его никто не видел.
Между тем "Анитра", уже успевшая привыкнуть к обезьяньим
выходкам хозяина, без устали продолжала поглощать высящуюся
перед ней горку литературы - на сей раз это были образчики
санскритской письменности.
Подойдя к окну, Абор снова поставил себя с головы на



Назад