05fa1182     

Михановский Владимир - Фиалка



Владимир Михановский
Фиалка
- А что если это простая мистификация? - сказал Арно Камп, с сомнением
рассматривая цветок. Сплющенный от лежания в плотном пакете цветок тем не
менее выглядел совсем свежим, будто его только что сорвали.
- Непохоже, - ответил человек, сидевший по другую сторону стола.
- Уж слишком невинным он выглядит, - произнес после паузы Арно Камп.
- Согласен. Эта штука и в самом деле выглядит невинно. Но к ней
приложено еще кое-что.
- Вот именно: кое-что, - вздохнул шеф полиции и, пододвинув поближе
несколько блокнотных листков, прочел вполголоса, но не без выражения:
"Гуго Ленц! Вы имеете несчастье заниматься вещами крайне опасными. Добро
бы они угрожали только Вам - в таком случае Ваши научные занятия можно
было бы счесть делом сугубо личным. Но Вы пытаетесь проникнуть в последние
тайны материи, тайны, которых касаться нельзя, как нельзя коснуться
святынь в алтаре, без того, чтобы не осквернить их. Природа терпелива, но
только до определенного предела. Если его перейти, то она мстит за себя.
Знаю, Вы руководитель крупнейшего в стране научного комплекса, лауреат
Нобелевской премии и обладатель десятка академических дипломов..."
- Как видно, автор письма хорошо вас знает, - прервал чтение шеф
полиции.
- Эти сведения не составляют тайны, - пожал Ленц плечами.
- Пожалуй. Но вернемся к письму. "Неужели Вы, Гуго Ленц, всерьез
думаете, что перечисленные регалии делают Вас непогрешимым? Я знаю, Вашу
особу охраняют день и ночь, и на территорию Ядерного центра, как говорят,
и ветерок не просочится. Вероятно, это делает Вас полностью уверенным в
собственной неуязвимости?"
Шеф полиции оторвал взгляд от листка.
- Скажите, у вас нет друзей, которые любят шутки, розыгрыши и прочее в
таком духе?
- Нет, - покачал головой Ленц.
- Простой человек так не напишет, - это же, как мы только что
убедились, целый трактат о добре и зле. - Шеф полиции потряс в воздухе
тоненькой пачечкой листков.
- Во всяком случае, автор не скрывает своих взглядов.
- Как вы считаете, кто из вашего близкого окружения мог написать это
письмо? - спросил Арно Камп.
Ленц молчал, разглядывая собственные руки.
- Может быть, вы подозреваете какое-либо определенное лицо? - продолжал
шеф полиции. - У каждого из нас есть враги, или по крайней мере
завистники. Нас здесь двое, и, обещаю вам, ни одно слово, сказанное вами,
не выйдет за пределы моего кабинета. Подумайте, не торопитесь.
- К сожалению, никого конкретно назвать не могу, - твердо сказал физик,
глядя в глаза Кампу.
- Никого?
- Никого решительно.
- Жаль. Когда пришел пакет?
- Сегодня с утренней почтой.
- Надеюсь, вы не разгласили содержание письма?
- Я рассказал о нем сотрудникам.
- Напрасно.
- А что в этом плохого?
- Могут пойти нежелательные разговоры.
- По-моему, чем больше людей будет знать об этой угрозе, тем лучше.
- Разрешите мне знать, что в данном случае лучше, а что хуже, - резко
произнес шеф полиции. - Вы что, пустили письмо по рукам?
- Нет, рассказал его.
- Пересказали?
- Рассказал дословно.
- То есть как? - поинтересовался шеф. - Вы успели заучить письмо
наизусть?
- Видите ли, у меня идиотская память. Мне достаточно прочесть любой
текст один-два раза, чтобы запомнить его.
- И надолго?
- Навсегда.
- Удивительно, - заметил шеф и, склонявшись над столом, что-то пометил.
- Впрочем, хорошая память необходима ученому.
Они помолчали, прислушиваясь к неумолчному городскому шуму, для
которого даже двойные бронированные стекла не были преградой.



Назад