05fa1182     

Михановский Владимир - Испытание



Владимир Наумович МИХАНОВСКИЙ
ИСПЫТАНИЕ
...Так и есть - на какую-то долю секунды он, видимо, расслабился,
отключился. Впрочем, этого времени оказалось достаточно, чтобы с выпуклой
поверхности огромного сфероэкрана успели исчезнуть разгневанные валы,
крутящиеся воронки, пенящиеся волны - словом, то, что в сценарии испытаний
обозначено как . Тобор преодолел-таки
акваторию, правда, Суровцев бросил наметанный взгляд на табло и
нахмурился, - не так быстро, как хотелось бы...
А пока трансляторы далекого полигона, неукоснительно следуя
настойчивому продвижению Тобора, переключились на новый участок трассы
испытания. Вода сменилась сушей, но и здесь Тобору не стало легче. Почва -
во весь экран - изрыта кратерами, словно язвами. Метеоритный ливень хлещет
напропалую, и красноватая почва вулканического происхождения непрерывно
содрогается. Картина дополняется падающими сбоку - дело к вечеру -
зеленоватыми лучами яростного светила.
На обзорном экране отлично видно, как взрывы ежесекундно вспыхивают
то тут, то там - беззвучно, как и все, что происходит в безвоздушном
пространстве. После каждого взрыва ввысь вздымается великолепный султан,
от которого на израненную безжизненную почву падает длинная черная тень.
Она торопливо укорачивается, сходит на нет, когда потревоженная взрывом
пыль и мельчайшие осколки породы оседают.
Угадать, куда выстрелит очередной метеорит, нелегко. Да и то сказать,
ведь для решения этой задачи отводится не какое-то там спокойное время,
достаточное для того, чтобы студенту - обдумать ответ на экзамене, а
спортсмену - подготовиться к очередной попыке. На каждую частную задачу
Тобору отводятся сотые и тысячные доли секунды. И от решения ее зависит не
отметка в зачетной книжке, не стипендия и даже не судьба мирового рекорда,
а само существование. Да, жизнь того, кто теперь преодолевает очередную
полосу препятствий.
Куда труднее не только угадать, куда угодит метеорит, но и увернуться
от него. Тут уж необходимы высшая, дьявольская, как любит говорить Аким
Ксенофонтович, ловкость и быстрота реакции. Конечно, задача Тобора стала
бы куда проще, будь у него в наличии обычная танкетка на гусеничном или
колесном ходу, которыми, как правило, пользуются космонавты при высадке на
новую, неисследованную планету, или шагающий манипулятор, который тоже у
них в чести, или, на худой конец, хотя бы стандартный панцирь, снабженный
противометеоритным полем. Но как быть, если ничего такого у испытуемого не
имеется и ему приходится рассчитывать только на себя, на собственные, как
говорится, возможности?..
Ничего не попишешь, именно таков девиз нынешнего, заключительного
цикла испытаний: аварийные условия. Именно они составляют суть решающего
многотрудного экзамена Тобора, который теперь проходит.
Первая часть испытаний на исходе, и скоро будет объявлен перерыв для
отдыха. Тобор, конечно, не ведает усталости, он мог бы пройти весь
трехсуточный цикл без перерыва. Тобор, но не люди... Экзаменаторы
буквально с ног валятся от усталости.
Ученые-испытатели, собравшиеся в сферозале, знают: метеоритная
полоса, как говорится, цветочки, главное испытание сегодняшнего дня
впереди.
В отличие от испытателей Тобору неизвестно о том, что подстерегает
его на каждом последующем этапе... Выскочив без всякой подготовки на
метеоритную полосу, он знает только одно: бомбардируемое поле необходимо
не только преодолеть, но и сделать это как можно быстрее. Каждая секунда
промедления сверх расчетной засчитывается как штр



Назад