Лалакин Максим   05fa1182     

Михановский Владимир - Место В Жизни



Владимир Наумович Михановский
МЕСТО В ЖИЗНИ
Все подвергнув сомненью,
Как химик кислотам,
Разуверившись вдрызг,
Плюнешь в бешеный вал,
Прыгнешь в лодку -
И вдруг
Ты отыщешь весло там,
Руль и компас,
Которые столько искал.
Теперь уже трудно установить, кому первому пришла в голо-
ву мысль купить в складчину билет в Лабиринт и затем разыг-
рать его.
Доподлинно известно лишь, что указанное событие в самом
деле произошло в городском порту в послеобеденный час, когда
под отвесными лучами солнца жизнь в гавани предельно замед-
ляет свой бег, замирают корабли, никнут на мачтах разноцвет-
ные флаги, застывают краны, а докеры, разбившись на кучки,
отдыхают.
До гудка оставалось еще минут сорок. В тени, отбрасывае-
мой длинным пакгаузом, было относительно прохладно, а моло-
дое вино, распитое по случаю шестидесятилетия дядюшки Леона,
приятно кружило головы.
- Нас называют обломками, накипью большого города, -
разглагольствовал дядюшка Леон, развалившись на бунте джуто-
вого каната. - А что? Мы не обижаемся. Что тут зазорного -
быть обломком корабля, доблестно погибшего во время шторма?
Дядюшка Леон обвел взглядом слушателей, расположившихся в
кружок.
- Что ж, не всем суждено попасть в Лабиринт, чтобы полу-
чить место в жизни, - вздохнула Люсинда, сверкнув цыганскими
глазами.
- У каждого своя судьба, - добавила молодая женщина с ре-
бенком на руках.
- Не судьба, а деньги, - сердито поправил молодую женщину
смуглолицый крепыш, сидевший рядом с Люсиндой.- Чтобы купить
билет в Лабиринт, нашему брату нужно гнуть спину добрых де-
сять лет.
- И то не хватит, сынок,- махнул рукой дядюшка Леон.
- За место в жизни никакая цена не является слишком высо-
кой,- задумчиво произнес юноша с острыми чертами лица.-
Знать, что ты на своем месте,- это и есть счастье.
- Счастье... - повторила Люсинда, тихонько высвобождая
свою руку, которую под шумок пытался пожимать смуглолицый
Топеш. - Кто может знать, какое оно, счастье? Где оно бро-
дит?
- Счастье заблудилось в Лабиринте... - бросил Орт, юноша
с острыми чертами лица.
- Лабиринт - главное государственное учреждение, - строго
оборвал его дядюшка Леон, рассматривая свой кулак размером с
кокосовый орех.
- А я и не думал шутить, - пожал плечами Орт. - И готов
повторить: только в Лабиринте и можно сыскать свое счастье.
Однако, пожалуй, слишком дорого стоит оно, то счастье...
- Да уж подороже, чем иные стишки, - усмехнулся Топеш.
Никто не успел и глазом моргнуть, как к Топешу метнулся
Орт. В глазах крепкоплечего грузчика мелькнул испуг. Он по-
дался назад, и тут же несколько рук схватили Орта.
- На этот раз я доберусь до тебя! - крикнул Орт, тяжело
дыша.
- Спокойно, петухи, - сказал дядюшка Леон. - Все равно
едва ли кому-нибудь из вас суждено изведать счастье Лабирин-
та. У всех у нас одна судьба. Чего ж вам делить, молодо-зе-
лено?..
Вот тут-то кто-то и предложил:
- А почему бы нам всем вместе не осчастливить одного?
Скинемся все на один билет, а потом разыграем его...
Реплику встретили возгласами одобрения. Предложение всем
пришлось по вкусу.
Тотчас в ход пошла широкая шляпа дядюшки Леона, и через
несколько минут тулья ее заполнилась трудовыми медяками до-
керов.
Весть о необычной затее с быстротой звука облетела га-
вань.
Люди подходили к пакгаузу, и каждый, вносил свою лепту в
счастье, предназначенное неизвестному, тому, кто вытянет
счастливый жребий...
- Подведем итоги, - сказал дядюшка Леон, когда поток мо-
нет иссяк, а шляпа оказалась по



Назад