05fa1182     

Михановский Владимир - Степная Быль



Владимир Наумович Михановский
СТЕПНАЯ БЫЛЬ
Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков.
Это был центр отсека или командной рубки, где располагался
круглый пульт управления всем комплексом.
Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на
левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, навер-
ху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по
Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала
показывала температуру внизу.
Здесь, внизу, понятия "день" и "ночь" были чисто условны-
ми. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным
огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сши-
вали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, прове-
рявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый
прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил
оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информа-
цию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к че-
му.
- Ежечасный обзор,- сообщила мембрана в центре пульта.-
Все данные, полученные в течение часа, сведены в одну систе-
му. Вертикальная проходка продолжается с опережением графи-
ка.
- Как с вольфрамом? - перебил бас, прозвучавший из глуби-
ны установки, похожей на шкаф.
- Его процентное содержание в руде продолжает повышать-
ся, - заторопилась мембрана.
- Так я и предполагал. Третичный слой должен быть богат
тяжелыми металлами.
- Что делать группе манипуляторов?
- Включите вторую обогатительную установку, - распорядил-
ся бас. Он умолк. Молчала и мембрана, словно ожидая еще че-
го-то.
- Я проанализировал все данные... закончил подсчет,- на-
рушил бас тишину.- В лучшем случае нам остается жить не бо-
лее трех суток.
Многочисленные экраны, окружавшие пульт, на мгновение
блеснули разноцветными огнями.
- Срок не очень малый... - начала мембрана, когда стало
ясно, что бас ничего больше не добавит.
- Может, за это время кто-нибудь из людей... - робко за-
метил третий голос.
- Вероятность, что в этот пустынный район попадет чело-
век, практически равна нулю. Координатору это следовало бы
знать,- проговорил бас.
- Снять посты? - спросила мембрана.
- Нет! Будем работать до последней минуты.
- Есть еще одна возможность... радировать в Центр. -
Мембрана выжидательно умолкла.
- Просить о помощи не будем.
- Почему?
- Да потому, что это перечеркивает весь опыт. Хорош са-
мостоятельный комплекс, вдруг начинающий взывать о помощи с
планеты, которую только начали осваивать. О какой помощи
можно говорить, если сигнал бедствия будет идти до Земли бо-
лее четырех лет? И чего будет стоить комплекс, который сам
не сможет справиться с возникшими затруднениями?
- Но Мозг умрет через трое суток! - заволновалась мембра-
на. - Как только это произойдет, мы взлетим на воздух.
- А кто сказал, что все научные эксперименты должны окан-
чиваться благополучно? - невозмутимо отрезал бас.
Полтора часа назад он был еще на испытательном полигоне
Зеленого городка. Даже не верится... Не верится, что впереди
месяц отдыха, море, пальмы и яхтаамфибия...
Степная весна восхитительна. Но одно дело - шагать по
пышной земле, убранной полевыми цветами и разнотравьем, и
совсем другое - мчаться над заповедной степью в открытом мо-
нолете.
Упругие потоки воздуха слегка прогибали внутрь прозрачную
оболочку, вокруг не было ни облачка, и настроение инжене-
ра-конструктора Евгения Петровича Забары оставалось отлич-
ным. Он облокотился на теплое кольцо перил и размечтался о
предстоящем отды



Назад