05fa1182     

Михановский Владимир - Тайна Лаборатории Низких Температур



Владимир Наумович Михановский
ТАЙНА ЛАБОРАТОРИИ НИЗКИХ ТЕМПЕРАТУР
- Нет, сэр, что ни говорите, а не пойман - не вор, - ска-
зал человек довольно потрепанного вида, продолжая интересный
разговор, прерванный барменом, принесшим новую бутылку. -
Еще когда я служил в Уэстерне, на моих глазах произошла до-
вольно загадочная история. Конечно, эту историю можно было
бы раздуть бог знает во что. Но начальство предпочло замять
ее, и это было, пожалуй, самое разумное, я хочу сказать, са-
мое разумное с точки зрения начальства.
Впрочем, судите сами.
Я знаю, среди широкой публики ходят довольно многочислен-
ные слухи о страшных роботах, которых создает и воспитывает
Уэстерн-компани. Могу отметить, что эти слухи, при всей сво-
ей бессмысленности, имеют, так сказать, реальную подоплеку.
Притом о многих вещах, которые происходят там, за толсты-
ми стенами Уэстерна, публика не может и догадываться.
Да, так вот... Я хорошо помню день, когда в соседней ла-
боратории появился новый инженер. Звали его Алан Жантильи.
Французская фамилия? Да, вероятно, он был француз. Во всяком
случае, что-то в его облике было французское. Представьте
себе молодого шатена с орлиным носом, в алом свитере, с
длинными каштановыми волосами - и перед вами будет портрет
Алана.
Здесь надо добавить, что внешний лоск и, я бы сказал,
обаяние соединялись у нового инженера с совершенно невероят-
ным упрямством. Ради того, чтобы настоять на своем, он мог
пойти на что угодно.
Все это я узнал впоследствии, когда - увы! - было уже
слишком поздно...
Алан Жантильи - мисс Шелла, секретарь шефа, дала ему
прозвище "Каштан", которое прочно прилипло к новому инжене-
ру,- Алан, говорю я, был назначен в лабораторию низких тем-
ператур. Эту лабораторию отделяла от той, где работал я,
лишь одна стенка, правда, полутораметровой толщины.
Низкотемпературщики отрабатывали в это время новый тип
робота, который был заказан, по слухам, каким-то государс-
твенным ведомством. Этот робот... Как бы пояснить вам суть в
двух словах... Вы знакомы с областью низких температур? Я
имею в виду окрестность абсолютного нуля по Кельвину. Немно-
го знакомы? Отлично. В таком случае вы, вероятно, знаете,
что при сверхнизких температурах обычные запоминающие ячейки
приобретают совершенно фантастические свойства. При микрос-
копических габаритах в такие ячейки может уместиться столько
информации, что для ее записи в обычных условиях понадобился
бы целый небоскреб размером со старый Эмпайр Стейтс Билдинг.
Альдор - так звали робота, о котором идет речь - был бук-
вально начинен информацией, но довольно своеобразной. Это
были особые приметы лиц, которых Федеральное Бюро подозрева-
ло в подрывных намерениях. Любопытно, что блоки памяти были
переданы в лабораторию низких температур под строжайшим сек-
ретом. И поверите,- я просто диву давался, глядя, как в те-
чение нескольких месяцев информация с бесчисленных блоков
памяти переписывается на один-единственный блок размером со
спичечную коробку.
С самого начала Альдор невзлюбил, если можно так выра-
зиться, нового сотрудника. Причем должен сказать, что нелю-
бовь эта была взаимной.
Не знаю, какие у Альдора были основания... Может быть,
чьи-то особые приметы из его чудовищной памяти совпадали с
чертами Алана? Может быть, и так. Я допускаю подобную мысль,
но это, заметьте, только мое личное допущение.
Я сам видел однажды в приоткрытую дверь, как Алан двинул
Альдора изо всей силы железной штангой по руке. Альдор и
глазом н



Назад