05fa1182     

Михановский Владимир - Загадка Плутона



Владимир Наумович Михановский
ЗАГАДКА ПЛУТОНА
- Если ты не бросишь мучить кошку, я тебя отшлепаю.
- Это не кошка, мама.
Простоволосая женщина по пояс высунулась из окна коттед-
жа, стараясь разглядеть, что там держит в руках ее десяти-
летний сорванец.
- Мама, это игрушечная... - голос Джонни дрожал от вос-
торга, - это игрушечная кошка.
- Игрушечная? - усомнилась мать.
- Да, мама! Смотри, пушистая какая. И совсем не тяжелая!
- Не бери всякую гадость в руки.
- Это не гадость... Она ученая, - попытался было разъяс-
нить Джонни.
- Сейчас же брось кошку и марш в дом.- В голосе матери
появился металл, не предвещавший ничего доброго.
Джонни со вздохом припрятал свое сокровище в кусты возле
клумбы и побежал на кухню.
- Погоди, придет отец,- приговаривала миссис Роджерс,
колдуя у газовой плиты.- Целый день не дозовешься... Он за-
даст тебе. Мой с мылом. Грязи не оставляй. И где ты только
так вымазываешься? Совсем от рук отбился.
А за ужином случилось то, о чем долго потом судачил весь
Питерстаун.
Свинина с бобами была уничтожена быстро и без всяких про-
исшествий.
- Не трогал я дохлую кошку, папа,- тянул плаксивым голо-
сом Джонни,- и она была вовсе не дохлая.
- А какая же она была? - спросил Джонни-старший, опустив
руки на пояс, на широкий кожаный ремень с пряжкой. С этим
ремнем Джонни-младший был немного знаком, и нельзя сказать,
чтобы знакомство было приятным.
- Она была игрушечная, папа. Совсем игрушечная. Такая се-
рая и мягкая-мягкая, а между ушками белое пятно.
- Пятно, говоришь? - проговорил Джонни-старший, расстеги-
вая пряжку.
- Да, пятно,- в голосе Джонни слышались слезы,- глазки
разноцветные и все время мигают.
- Испорченный ребенок,- не удержалась мать.- А все эти
идиотские комиксы. Отец из сил выбивается на своем проклятом
"Уэстерне", перед запусками дни и ночи работает, а этот по-
мощничек....
- Оставь, Мэриан,- сказал Джон. Он по опыту знал, что
когда Мэриан разойдется - а это бывает не так уж редко, -
остановить ее нелегко.
Дверь в это время скрипнула, и на пороге появилась...
- Это она, папа! - закричал Джонни.- Я же говорил тебе!
Мэриан остолбенела, прижав грязное блюдо к груди.
Рот мастера Роджерса раскрылся до такой степени, что туда
свободно пролез бы его собственный кулак.
Странное существо развинченной походкой, не лишенной,
впрочем, грации, медленно пересекло комнату и подошло к сто-
лу.
- Пусть она живет у нас, ладно, папа? - прошептал Джонни.
Существо замерло на трех лапах, подняв четвертую. Затем
из пятна на лбу ударил яркий луч, торопливо заскользивший по
дешевой олеографии "Охота на кенгуру", косо прибитой к сте-
не. Казалось, существо рассматривает картину. Одновременно
глаза его засветились, а затем быстро-быстро замигали раз-
ноцветными огоньками.
- Джон,- жалобно сказала Мэриан.
Звук разбитого блюда привел Джона в себя.
- Брысь, проклятая! - закричал он и запустил в чудище иг-
ральной костью - ничего более подходящего в кармане робы не
оказалось.
Существо отпрыгнуло в сторону, шерсть на нем встала ды-
бом. Луч соскользнул с картины, уперся Джону в лицо.
- А, ты так? - Сделав ладонью козырек (свет слепил гла-
за), Джон ринулся к "кошке", на ходу подхватив свободной ру-
кой табурет.
- Гм... Так ты говоришь - кошка? - повторил шериф.- А мо-
жет быть, чертик? Или, еще лучше, зеленый змий?
- Клянусь честью, и в рот не брал в тот вечер.
- Продолжай по порядку,- сказал шериф.
- Когда промахнулся табуреткой, я схватил со стола нож.
Ну, тут ее ч



Назад