05fa1182     

Михеев Эдуард & Пирожков Анатолий - Данайский Дар



Эдуард Михеев, Анатолий Пирожков
Данайский дар
В девять утра Аллен сидел в своем кабинете и, как всегда, надеялся, что
его вызовет комиссар. Кабинет - звучит слишком громко для комнатушки, где
с трудом помещался письменный стол, столик с телефоном и сейф, но называть
ее иначе Аллен не мог из чувства профессиональной гордости.
Уже несколько месяцев младший следователь Аллен Дени занимает эту
комнату. Но, увы, в тихом парижском предместье Сен-Мартен не случается
сенсационных убийств, не разыскивают рэкетиров, а грабежи столь же редки,
как визиты английской королевы. До сих пор Аллену пришлось вести лишь одно
дело - сумасшедшая старуха завещала свое скудное имущество старому
лавочнику, отказав в нем родственникам. Довольно быстро оно перекочевало в
архив, не оставив никаких следов в послужном списке Дени.
Изучая юридические науки, Аллен часто представлял себе, как будет
раскрывать самые запутанные преступления. Но после окончания университета
его воображение очень скоро истощилось вместе с надеждой найти работу, и
нечаянное предложение стать младшим следователем в Сен-Мартене Аллен
принял как подарок судьбы.
Резкий телефонный звонок прервал его размышления.
- Вы давно сидите без дела, - начал комиссар, едва Дени вошел к нему, -
а тут как раз подвернулось одно, и я подумал, что вас оно заинтересует. -
Он протянул тоненькую папку. "Дело об убийстве Джошуа Гало" - прочел Дени.
"17 числа сего месяца я, сержант Фердинанд Солье, обходя в два часа
десять минут вверенный мне участок, услышал два выстрела. В сквере на
скамье обнаружил труп человека, убитого выстрелом в голову. Рядом с трупом
лежал пистолет американского образца калибра 7,65. Труп доставлен в морг
при городской больнице. Сержант Фердинанд Солье".
- И это все?
- Да, да! Именно все! Может, вы скажете, что нужно было зафиксировать
положение трупа, провести техническую и медицинскую экспертизы, сделать
гипсовые отливки следов и прочее, прочее? Как будто вы не знаете наших
"криминалистов". Хорошо, что хоть сразу же установили личность убитого.
Джошуа Гало, двадцать семь лет, уроженец Солони, приехал к нам прошлой
весной из Парижа и поселился по адресу: "Ла-Ферте-д'Анженю, 34.
Фердинанд Солье, невысокий, лысоватый, только что сдав дежурство,
собирался домой.
- Младший следователь Дени, не могли бы вы подробнее рассказать о
ночном происшествии?
- Доброе утро, господин следователь. Конечно, я всегда готов. Значит,
так. Ночью в два часа ровно я вышел из участка. Подхожу к скверу, вдруг
слышу - выстрел, еще один. Я, понятно, туда. Пробежал по скверу с одной
стороны - никого. Тогда я пошел по правой аллее, что на площадь выходит, и
тут смотрю - темнеет что-то на скамейке. Подхожу. Вижу: лежит, только рука
правая свесилась, и пистолет рядом. Я подумал: "сам себя кончил" - да
вспомнил, что два выстрела было. Ну, вызвал наряд, отправили его в морг.
Вот, пожалуй, и все.
"Итак, - размышлял Дени по дороге в морг, - было два выстрела.
Возможно, Джошуа Гало защищался? Или первый выстрел не попал в цель? Надо
установить, есть ли отпечатки пальцев на пистолете. Хотя после лап наших
полицейских вряд ли это удастся. Корова коровой, - припомнил он сержанта,
- ни малейшего понятия о технике сыска. Да и остальные не лучше...
Комиссар, кажется, лишь краем уха слыхал о словесном портрете, о
фотографировании в инфракрасных лучах. Кто здесь оценит психологические
изыски? А именно этим предстоит мне заниматься".
В морге старик прозектор провел Дени в большую т



Назад