05fa1182     

Молчанов Андрей - Ядерные Материалы



Андрей Молчанов
Ядерные материалы
Анонс
Беглый каторжник и журналист-неудачник, бывшие кагэбэшник и
офицер-подводник — они все очень разные, и у каждого своя цель. Под флагом
«Гринпис» на борту научно-исследовательского судна они плывут в составе команды
к затонувшим российским ядерным подводным лодкам. Корабль начинен взрывчаткой.
Основная часть команды — террористы. От экспедиции веет смертью. Пока наши
герои — врозь. Но очень скоро им придется объединиться, чтобы выжить, чтобы
спасти мир.
Пролог
Антон Филиппов ехал на своем стареньком «жигуленке» из института, где
оканчивал пятый курс вечернего отделения. Ехал, то и дело сбрасывая рычаг
переключения передач в «нейтралку», и с досадой думал, что завтра на работу
придется отправляться на метро, поскольку денег на бензин, который он сейчас
столь усердно экономил ездой на холостом ходу, в ближайшие три дня не
предвидится, а занять у сослуживцев — дело дохлое, зарплаты в конторе мало
того, что задерживали, но и урезали. Попросить в очередной раз у отца? А что
отец? Тоже — нищий научный сотрудник из того же, как и он, Антон,
конструкторского бюро.
Некогда, в незабвенную социалистическую эпоху, КБ процветало, выполняя
оборонные заказы, связанные с атомным подводным флотом страны, даже на
должность рядового инженера в нем существовал конкурс, но после краха
коммунистической доктрины в считанные годы все сникло, захирело, а после
началось какое-то вялотекущее выживание, напрочь лишенное основательных
перспектив. Былая мощь и слава советской науки канули в область мифологии.
И зачем он пошел по стопам отца, зачем внял его оптимистическим
прогнозам и заверениям о возрождении значимости статуса ученого? Вон, дорожный
мент на перекрестке... Сытостью от мента веет, как от бегемота, да и рожа под
стать... Тормозни его сейчас мент — не откупишься, а техосмотра на машину нет,
старая тачка, без взятки соратничкам этого уличного вымогателя хрен получишь
заветный талон... В их банду, что ли, податься, покуда возраст позволяет? Там,
в банде, формулы незамысловатые и все глубоко жизненные, к материальным
ценностям и потребностям привязанные...
Так и есть, пришла беда, тормозит мент, машет лениво палкой, приехали!
Толстые пальцы небрежно, словно карты после сдачи, перетасовали
техпаспорт, водительское удостоверение и штрафной талон.
— Пройдите в машину на освидетельствование, — последовала команда, и
патрульный кивнул на стоявший неподалеку «уазик» с надписью «Милиция» на двери.
— В смысле — на алкоголь? — спросил Антон, с некоторым воодушевлением
сознавая, что попал в плановую проверку на пьянство за рулем и к просроченному
техосмотру, видимо, патрульный цепляться не станет.
— В смысле, — прозвучал неприязненный ответ.
Задняя дверь «уазика» открылась, Антон протиснулся в темноту салона,
отдаленно удивившись, что в нем не горит ни одна лампа, и последнее, что
запомнилось ему из этого дня, — именно свое вялое недоумение, чьи-то
расплывчатые силуэты на сиденьях машины и — тупой внезапный удар в голову,
смявший испуганно встрепенувшееся сознание в хаотичное раздрызганное забытье —
бредовое, ускользающее, слепо тыкающееся в неясные прорехи, за которыми тускло
угадывалась какая-то явь...
И проявилась эта явь, когда он очнулся на соломенной подстилке в
смрадной духоте дощатого сарая, увидел над собой суровое и смуглое, в
морщинистых складках лицо, надвинутую на лоб высокую баранью папаху и услышал
незнакомое, на чужом языке, глухое слово, в котором звучало рав



Назад